Интервью Саймона Бэмфорда

SIMON BAMFORD (BUTTERBALL)

Последнее (во всяком случае, пока) интервью Антона Вильгоцкого с актером «Восставшего из ада». На этот раз — Саймон Бэмфорд (BUTTERBALL). По-русски этого персонажа иногда называют Масляный шарик или Толстяк.

«Я был актером в лондонском театре, играл шута в спектакле «Король Лир». Клайв увидел эту постановку и попросил нашего общего друга, чтобы тот познакомил его со мной. На тот момент он был непризнанным писателем, актером, а также художником и режиссером в независимой театральной труппе, которая носила название ‘A Dog Company’. Он предложил мне присоединиться к этой труппе, что я и сделал. Там я познакомился с такими людьми, как Даг Брэдли, который позднее сыграл Пинхеда в «Восставшем из Ада», и Оливер Паркер, который играл небольшую роль в «Восставшем», а позднее — Пелоквина в «Ночном народе». Впоследствии Оливер стал довольно-таки известным режиссером, но его работы не связаны с миром хоррора. Будучи участником ‘Dog Company’, я работал в нескольких театральных постановках Клайва. Он также кое-что написал специально «под меня»: пьесу ‘Crazy Face’ и один из рассказов первой «Книги крови» — собственно, самый первый, одноименный рассказ. Там я послужил прототипом для персонажа по имени Саймон Макнил. Но я был уже слишком стар, чтобы играть девятнадцатилетнего парня, когда, несколько лет назад, наконец-то появился фильм по этой новелле. Однако, у меня, все же, была небольшая роль в этом фильме».

— Как вы оцениваете многогранное творчество Клайва Баркера?

«Мне повезло — я несколько раз навещал Клайва в Лос-Анджелесе, и все, что он делает, я считаю просто потрясающим. Он не только пишет несколько романов в одно и то же время, но еще и каждую ночь работает в своей мастерской художника, создавая картины маслом, фотографические коллажи, скульптуры. Слово «плодовитый» недостаточно емкое, чтобы его должным образом охарактеризовать. Повсюду его работы для серии книг «Абарат», и он даже был вынужден построить новое здание (у него есть уже три дома, объединенных вместе), чтобы было, где хранить все его произведения. Как и все великие художники, он бесконечно интересен в общении. Клайв говорит о дегустации цвета, о том, что его привлекает в определенных оттенках, и что отталкивает в других. И когда вы видите все эти картины воочию, вся эта восхитительная прелесть бросается в глаза!».

— Как начинался ваш путь в качестве сенобита?

«В конечном счете труппа «Dog Company» распалась, поскольку это была небольшая компания, которая приносила очень скромный доход. На пару лет я потерял контакт с Клайвом и делал карьеру театрального актера на различных площадках Великобритании. Но однажды я позвонил Клайву, чтобы просто потрепаться, и он упомянул о том, что у него купили пару сценариев, но он совсем не доволен результатом. Он убедил продюсеров позволить ему самому написать сценарий и срежиссировать фильм. Баркер спросил, не хочу ли я сыграть одного из монстров в этой картине.

И это был «Восставший из Ада».

Клайв сказал, что там понадобится задействовать немного грима. Но когда я посетил компанию ‘Image Animation’, которая занималась производством всех этих костюмов, чтобы пройти пробы на роль Баттербола — то выяснилось, что это на самом деле будет достаточно тяжелая работа. Без отверстий для глаз, носа и ушей я чувствовал себя так, словно меня лишали основных чувств на шестнадцать часов в сутки.

— Как вы относитесь к позднейшим фильмам цикла «Восставший из Ада»?

«Я их не видел».

— Каковы ваши впечатления от участия в фильмах этого цикла?

«Я очень польщен, что мне выпала такая честь. Никто из нас не догадывался тогда, что мы работаем над чем-то, что затянется так надолго, и благодаря чему мы будем в течение десятилетий ездить по всему миру. Только в этом году мы побывали на хоррор-конвентах, прошедших в Соединенных Штатах, Германии, Франции, Австрии и Великобритании. Одним из лучших моментов было событие, случившееся пару лет назад, когда нам предложили пожизненные VIP-пропуска на студию Universal. Если бы кто-то сказал нам тогда, двадцать пять лет назад, что наш фильм произведет такой фурор, и что мы будем продолжать говорить о нем даже два с половиной десятилетия спустя — мы бы подумали, что этот человек сумасшедший.

Даг Брэдли, Ник Винс, Барби Вильде и я регулярно встречаемся. Мы также часто проводим время с Эшли Лоуренс (Керсти Коттон), Кеном Крэннемом (доктор Ченнард) и Клэр Хиггинс (Джулия). Иногда на наших собраниях появляется и Клайв Баркер.

Я считаю, что я счастливчик. Я оказался в нужном месте в нужное время. Кто знает, как могла сложиться моя судьба, если бы я не позвонил Клайву в тот день?».

— Можете припомнить какие-нибудь интересные, не слишком широко известные ситуации со съемочной площадки «Восставшего из Ада»?

«Это не так-то просто. Во-первых, прошло двадцать пять лет, а во-вторых — я ведь был затянут в латекс, начиная с шести утра, еще до того, как съемочная группа и другие актеры появлялись на площадке. Я никогда не видел съемочной площадки, на которой мы работали, и не знал даже, как выглядят все остальные персонажи (за исключением Пинхеда, Чаттерера и Женщины-Сенобита, которые также очень рано надевали свою экипировку).

Наш первый день на площадке был просто ужасен, и Клайв волосы на себе рвал, пытаясь заставить нас работать. У масок, которые носили я и Николас, отсутствовали глаза. Нас привели на площадку гримеры, которые знали, что мы ничего не видим — но все остальные-то этого не знали! Так что, когда Клайв крикнул «Мотор!», я и Чаттерер, как зомби, побрели в разные стороны! Съемочная группа была в бешенстве. В конце концов они поняли, что мы слепы, и показали нам, куда нужно идти, а также разложили на полу специальные штуки, которые мы могли почувствовать ногами, чтобы понять, где нужно остановиться. Я думаю, именно этим объясняются плавные движения сенобитов в фильмах. Мы просто осторожно шли вперед, покуда не натыкались на предмет, обозначавший, что нам нужно остановиться.

Снятие грима занимало столько же времени, сколько и его наложение, поскольку эти маски были приклеены к нам хирургическим клеем, и каждый кусочек этого клея должен был быть аккуратно удален. Снятие каждого маленького кусочка занимало около тридцати секунд. После трех месяцев этих пыток мы и сами стали похожи на тех монстров, которых играли».

— Что-нибудь еще желаете добавить?

«Да, хотелось бы сказать, что сейчас в разработке находятся сразу три проекта, намеченных на 2013-й год, которые будут очень интересны для всех фанатов Клайва Баркера и цикла «Восставший из Ада». Но, боюсь, большего я не смогу сейчас сказать…».

Оригинал интервью был опубликован в журнале «Dark city» как часть большого материала Антона Вильгоцкого о творчестве Клайва Баркера